О малой родине и детстве вспоминает старший тренер по таиландскому боксу и кикбоксингу СДЮШОР «Олимп» Петр Хамёнок

У большинства из нас родословное древо предполагает крестьянское подворье, работу на земле если не в поколении отцов, то в дедовых корнях обязательно. О малой родине, что навевает сладостные сны, и шел разговор со старшим тренером по таиландскому боксу и кикбоксингу СДЮШОР «Олимп» Петром ХАМЁНКОМ.

petr hamjonok (4)

Поздравив юбиляра с 60-летием, мы со стопроцентной уверенностью в правомерности вопроса поинтересовались, большой ли была деревня, где 26 июня 1958 года появился на свет Петр Петрович.

– Это как посмотреть… В Марьянполье, что на Ушаччине, было 17 дворов. Арифметика говорит: мало. Память опровергает. Потому что удельный вес деревни в национальных раскладах определяется тонусом жизни. А тонус – производное от состава семей, локальной демографии. По лавкам в обеденный час в те годы помногу ребятишек сидело. У меня, к примеру, четыре брата и сестра. Всех, получается, шестеро. Валерий, самый старший, родился в 57-м. Мы с ним погодки. Затем шли Евгений, Жанна, Виктор и Юрий, которому в следующем году будет 50.petr hamjonok (3)

petr hamjonok (2)

– Полон дом детей. А зарплатами колхозы похвалиться не могли. Как родители умудрялись содержать в сытости и холе столько ребятишек?

– Работали от зари до зари. Отец был бригадиром полеводов, мать ходила у него в помощниках. Наломаются в поле – дома, уже при звездах, вечерят на подворье. Семья держала трех коров, десяток кабанчиков, птицу всякую. Выручал конь. Отцу, как бригадиру, полагалась тягловая сила. Конь – коренник, остальные – в помощниках. Без дела никто не сидел. Летом земледельцу суток не хватает, не то что светового дня.

Казалось бы, зима – крестьянская заступница. Придет, даст отдохнуть, отлежаться на печке. Ничуть не бывало! Уже с осени к отцу тянулись ходоки. «Петр Викторович, не откажи. Сына выделяю. Жениться собрался. Надо бы сруб поставить. Пятистенок. Братья помогут. Свояки будут на подхвате. Айда за верховода, а мы не обидим». И отец – лучший в округе плотник – брал в помощь топору отвес, драч, другой нехитрый инструмент и уходил на сезонный промысел.

В этом доме Петр Викторович и Валентина Антоновна ХАМЁНКИ вырастили шестерых ребятишек

В этом доме Петр Викторович и Валентина Антоновна ХАМЁНКИ вырастили шестерых ребятишек

Не один дом срубил в ближайших к Марьянполью селах. За это его сильно уважали. Может, и побаивались где-то. В мужских потехах, в молодецких кулачках на сельских праздниках другой такой хлесткой руки, как у него, не было. Моя любовь к единоборствам от отца. И охотничья страсть передалась с его кровью. Но всех батькиных талантов я не перенял…

– Каких?

– Охота, паляванне по-местному, одна сторона медали. Другая – скорняжное ремесло. Добудет отец зайчишек со своими собачками, мясо в котел, а шкурки куда? Верно, на шапки. Мы все детство в заячьих ушанках проходили. Отец сам выделывал шкурки. Этому его дедушка научил, Виктор Викентьевич, деревенский кузнец и заядлый охотник. Мы с братьями Женей и Юрой тоже сызмальства к ружьишкам пристрастились. Три поколения в одной охотничьей ватаге – такое по нынешним временам большая редкость, а полвека назад было делом обычным. Добывали пушнину: зайца, лису, белку, куницу, выдру, енота… Огненный лисий ворот в хрущевских деньгах тянул на сто рубликов. Жанна, единственная дочь в семье и общая любимица, в школу бегала в пальто с лисой и в куньей шапочке. Любо было посмотреть.

Старший тренер СДЮШОР «Олимп» Петр Хамёнок неоднократно поощрялся по линии Минспорта Республики Беларусь и Спортклуба ФПБ, входил в число лучших спортивных наставников города и профильной федерации. «Человек года Новополоцка – 2013». В мае 2017 года получил из рук премьер-министра Республики Беларусь Андрея Кобякова медаль «3а трудовые заслуги».

– Чести учат дома, знания дают в школе. Без нее в нашем разговоре никак!

– Ваша правда. Но в моем случае нужно говорить о трех школах. Сначала это была четырехлетка в соседней деревне Ложане. В ней преподавала супружеская чета Катлёнок – Екатерина Ивановна и Петр Петрович. Жена вела первый и третий классы, второй и четвертый были на попечении мужа.

В нашем классе училось семь человек. Ложанские, марьянпольские. Деревня Кривёнки стояла поодаль, но и она была подверстана к Ложанской четырехлетке. Что такое семь ребятишек? Тебя ежедневно вызывают к доске. Более того – на каждом уроке.

Такой режим проверки знаний никому не давал расслабиться. Опять же статус сельской интеллигенции. Тогда у всех мужчин в школах была война за плечами. У Петра Петровича, моего полного тезки, тоже. Ореол победителя, наградные планки на пиджаке, непоказная любовь к детворе… Ну, как можно было к такому герою прийти, не выучив домашнего задания? Учили. Старались. Даже тогда, когда звезд с неба не хватали.

В деревне Селище находилась центральная усадьба колхоза имени XXI Партсъезда. Там же была восьмилетняя школа. Учился в ней. Потом была десятилетка в Плино. Деревня хорошо известна по событиям 44-го года. Недалеко от нее расположен мемориальный комплекс «Прорыв». Он был торжественно открыт, когда мне исполнилось шестнадцать. Хотя мы и прежде знали со слов местных старожилов, какой кровью обернулась для партизан Полоцко-Лепельской зоны карательная операция фашистов весной 44-го.

– И когда вы, Петр Петрович, осознанно прикоснулись сердцем к народному подвигу?

– Хотелось бы сказать, в школьные годы. Ушаччина – один большой мемориал. Памятники, воинские захоронения на каждом шагу. Но дожив до 60-ти, начинаешь понимать, что бездну, на краю которой оказалась страна, детским умом не постичь. Вот мои ребята дерутся на ринге – тут все по правилам. Каждый знает границы разрешенного и запретного.

А фашисты растоптали все человеческое. Немцы ведь слово собирательное. На их стороне была мощь порабощенной Европы. И напали они по-волчьи. И с жертвами поступали, как звери. Что не могли переварить сразу – прятали в концлагеря. До очередного приступа людоедского голода. За планами блицкрига видны уши толстосумов Западной Европы, привыкших наживаться на крови и страданиях тех, кого они считали недостойными жизни. Механика мировой войны – наука для взрослых. А мы ведь росли нормальными детьми. Крепкими. Энергичными. Готовыми гонять шайбу или мяч, пока густые сумерки не прекратят игру.

– А как же семейная порука, помощь по дому?

– Правильный вопрос. Деревенское детство – университет миллионов. Косить умели. Сено ворошить, скирдовать – тоже. Картошку, бураки на колхозных полях буртами собирали. Особенно бульбу, наш второй хлеб. Сколько лет прошло, а я до сих пор расценки помню. За ведро клубней из-под коня, как мы говорим, платили 6 копеек. Из-под тракторной копалки – 5, этот подбор считался легким.

Лен рвали вручную. Нам, двум старшим братьям, мама отмерит шагами по кусочку поля: ты этот вырвешь, ты этот. Сначала дело, потом футбол. Когда засуха или поле колючей медуницей засорено, ладони в кровь. Без перчаток работали.

– Любая помощь колхозу имела свой тариф. Поведерно или на вес детям платили так же, как взрослым. На что вы тратили карманные деньги?

– Мы не знали такого понятия – карманные деньги. Хотя – телом и повадкой в отца – я рос очень проворным. На уборке бульбы или бураков давал фору колхозникам полевых бригад. Но все заработанное до последней копейки нес матери. Так было заведено и в других семьях.

Между самым старшим и самым младшим из братьев разница в 12 лет. Пока мы учились, родители должны были собирать в школу четверых ребятишек. Тех, что до букваря не доросли, тоже надо было одеть, обуть. Тут каждая копейка на счету. Мы это понимали. И всячески старались помочь родителям. Такой была трудовая этика в деревне. На этом стоял дом работящих крестьян.

Что досталось в больших трудах, то не теряет цены. Родовое гнездо у нас по сей день в образцовом порядке. Хотя используется как дача. Соседи тоже не забывают своих корней. Летом деревня оживает и напоминает многолюдством прошлые годы. На приволье, охоту, рыбалку, грибы с ягодами и другие радости сельского житья уроженцы Ушаччины везут детей, внуков. О притяжении малой родины можно судить и по кладбищу. На Троицу, в родительскую субботу сюда целый день едут люди, часто связанные между собой близким соседством или дальним родством. Поминают ушедших. Обсуждают насущное. У земли предков много общего с материнским отношением к детям. Она любит всех и каждого готова прижать к сердцу…

При непосредственном участии Петра Хамёнка и других тренеров в СДЮШОР «Олимп» завода «Измеритель» с 1999 по 2017 год подготовлено:
– по таиландскому боксу – 3 мастера спорта международного класса, 13 мастеров, 38 кандидатов в мастера;
– по кикбоксингу – 5 мсмк, 19 мс, 26 кмс.

Владимир Факеев

Фото Дениса Лещика и из архива Петра Хамёнка

смотрите также

Основатель кикбоксинга в Новополоцке – старший тренер учреждения СДЮШОР «Олимп» Петр Хамёнок: «Секрет многих побед – в отеческом отношении к детям»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Прикрепите файл в формате JPEG